Kira1213
Название: Визит
Автор: kira1312
Бета:
Размер: мини, 1823 слово
Пейринг/Персонажи: ОМП
Категория: джен,
Жанр: общий
Рейтинг: G
Краткое содержание: В приемную мэра города явился необычный посетитель.


В приемную главы городской администрации зашел высокий парень в черном кожаном плаще. Из-за своего весьма экстравагантного вида он сразу же привлек к себя внимание не только бдительной секретарши Анны Сергеевны, но и остальных посетителей, дожидающихся аудиенции у мэра. Помимо упомянутого кожаного плаща, у вошедшего были длинные темные волосы и увесистая старомодная трость в правой руке, пальцы украшали массивные перстни, а в довершение мрачного образа на плече сидел настоящий черный ворон. Не обратив никакого внимания на сидящих в очереди людей, парень уверенной походкой направился прямо к дверям кабинета градоначальника.

— А вам туда нельзя, — робко пролепетала Анна Сергеевна, привстав со стула. — Валентин Петрович принимает с девяти утра, и потом, у нас по записи…

— Мне назначено, — отчеканил посетитель, переведя на секретаршу тяжелый немигающий взгляд. — Я Борислав Дронго, в списке мое имя стоит первым.

— Минуточку… — Анна Сергеевна на всякий случай полезла в компьютер, хотя она сама составляла списки накануне вечером и была совершенно уверена, что никакого Борислава Дронго там нет.

— Ой, — женщина воскликнула от удивления и ошарашено уставилась на странного парня. — Но как это возможно, я же сама вносила все фамилии? Вчера вас не было, и…

— А сегодня я есть, — перебил её визитер всё с тем же безразличием. — Если с формальностями покончено, полагаю, я могу войти?
— Да, конечно, одну минуточку, я доложу Валентину Петровичу.

Она выскользнула из-за стола и через секунду скрылась за дверью кабинета мэра.

Народ в приемной неодобрительно загудел, но стоило лишь господину Дронго обернуться, как все комментарии по поводу его проникновения в кабинет без очереди моментально прекратились.

Оказавшись в кабинете мэра, молодой человек сухо поздоровался и без приглашения уселся напротив городского главы, скрестив руки на груди.

— Ну-с, чем обязан, господин… — Валентин Петрович Суворкин скосил глаза на монитор, чтобы верно произнести необычную фамилию, — Дронго? Кстати, этот гармонист известный — не ваш ли родственник?

Парень с каменным лицом молча разглядывал мэра, как бы демонстрируя очевидность того, что между ним и каким-то там гармонистом лежит непреодолимая пропасть.

— Увы, нет, — после паузы наконец-то выдавил из себя Дронго, не сводя глаз с озадаченного лица Валентина Петровича, — и если память мне не изменяет, того аккордеониста зовут Дранга. Впрочем, может быть, оставим формальности и перейдем сразу к моему делу?

— Конечно, итак, что у вас? — Суворкин деловито нахохлился.

— Дом. Старинный особняк, образец купеческого модерна начала прошлого века, там, если можно так сказать, находится офис нашей фирмы. Однако сотрудники считают особняк своим родным домом и живут там постоянно, у нас есть соответствующее разрешение.

Мэр пожал плечами:

— Что ж, прекрасно, но я не совсем понимаю, при чем тут…

Он не успел договорить, потому что его беззастенчиво перебили.

— Дом стоит на Кривоколенной улице, и, согласно новому плану застройки, должен быть снесен, а на его месте хотят поставить очередной торговый центр. Мы, хозяева, категорически против сноса и любого переезда. Словом, я пришел за документом, гарантирующим нашу полную неприкосновенность.
Закончив свою речь, Дронго закинул ногу на ногу и, не спросив дозволения, закурил сигарету, вставленную в элегантный черный мундштук.

Валентин Петрович крякнул и поправил галстук. Конечно, его немало раздражали и повелительный тон, и наглое поведение юнца, непонятно для чего нарядившегося Дракулой, но внутренний голос подсказывал, что с этим Бориславом лучше не ссориться.

— Видите ли, господин Дронго, — начал он издалека, — я, разумеется, понимаю ваше негодование и где-то даже разделяю его. Вот у меня, скажем, есть дача в Сосняках — двадцать соток, дом хороший, банька — сам ставил, между прочим.

Валентин Петрович хитро подмигнул посетителю, но тут же понял, что напрасно.

— Так вот… Дача да. И что вы думаете, приезжает ко мне как-то председатель местного колхоза и заявляет, что моя земля им, оказывается, нужна под постройку то ли коровника, то ли свинарника, и что дачу там в свое время поставили незаконно, он-де поднял какие-то там документы, и вот это выяснил. А я-то, говорю, при чем, я её покупал по всем правилам! На что Собакин — председатель, мне и заявляет…

— Валентин Петрович, — снова перебил его Борислав, нетерпеливо постукивая о пол тростью. — Это всё очень интересно, но у нас с вами не так много времени. Подпишите нужный документ, и я вас более не задерживаю.

Мэр почувствовал, что у него иссякло терпение.

— Дорогой вы мой товарищ Дронго, поймите же, я при всем желании не могу свернуть строительство, план уже подписан, деньги городу не только перечислены, они уже потрачены на ремонт детского сада номер 126 по улице Сабурова, я просто не могу ничего для вас сделать!

— Можете, — птица на плече Дронго неожиданно встрепенулась, рассеяв все сомнения мэра по поводу того, настоящая она или нет. — Стройку надо чуть сместить, убрав другие дома, а наш сохранить, скажем, как имеющий историческую ценность образец культурного наследия.

Валентин Петрович почесал в затылке.

— А чем занимается ваша фирма?

— Магией, — холодно ответил Дронго, не моргнув глазом. — Хотя я не понимаю, какое это имеет отношение к делу.

— Магией, значится… — мэр встал и, распахнув окно, извлек из кармана пиджака дорогой портсигар. — Там рядом тоже ведь офисы. Фирма «Салют» — торгуют велосипедами, между прочим, рекламщики эти, как их… «Сила мысли», «ЧП Шарапов» гибкую плитку штампуют, я у них весной бордюрный камень заказывал. И вот все они тоже собственники, и у всех, наверное, связи, протеже… Почему же я должен отдать предпочтение вам?

Валентин Петрович закурил, глядя в окно.

— Ну, хотя бы потому, что я ваш сын.

Суворкин едва не поперхнулся дымом, резко обернулся и ошарашено уставился на Борислава.

— Что, простите?

— Да-да, вы не ослышались, Валентин Петрович. В сентябре девяносто шестого у вас родился сын, мертвый, как сказали врачи и ваша жена, но всё обстояло не совсем так. На самом деле восемнадцать лет назад Елена Юрьевна заключила контракт с моим учителем Владленом Дронго, по которому её муж, то есть вы, получали власть, деньги и положение в обществе в обмен на первенца, которого она родит. И вот вы авторитетный человек в городе и области, богаты, даже, насколько мне известно, нацелены на перевод в Москву. И замете, всё это при почти полном отсутствии деловой хватки и лидерских качеств. Удача? Возможно, но у этой удачи есть вполне простое объяснение — магический контракт. Но фортуна дама весьма капризная, она может и отвернуться. Вашему сыну Николаю, родившемуся через год после меня, вы уже подарили новенький «лексус» и успели купить квартиру, думаю, мне тоже кое-что полагается. Я, конечно, не против «лексуса», но бумаги о неприкосновенности дома на Кривоколенке будет вполне достаточно.

Закончив, он достал из кармана сухарь и протянул ворону, который энергично склевал угощение прямо с руки хозяина. Валентин Петрович стоял как громом пораженный. Мертворожденный сын у Елены действительно был, и Суворкин решительно не мог понять, откуда у этого шарлатана информация о трагедии, постигшей его семью. История с младенцем и правда была запутанная: когда начались преждевременные роды, жена гостила у приятельницы и в роддом попала уже оттуда. Так как плод был сильно недоношенным, родителям его так и не показали.

— Кто вам сказал? — глухо произнес мэр, продолжая мрачно разглядывать Дронго.

— Учитель, он хорошо знаком с Еленой Юрьевной еще по её студенческой жизни. Она всегда мечтала стать женой состоятельного человека, но выйдя за вас, поняла, что просчиталась. Тогда учитель и предложил свою помощь.

Суворкин решительно подошел к столу и, взяв сотовый телефон, принялся нажимать на нем какие-то кнопки, горячась и чертыхаясь. Его жена Елена была женщиной, что называется, своеобразной, в молодости увлекалась всем таинственным и потусторонним, но что супруга могла дойти до чего-то подобного, Валентин Петрович верить отказывался.

— Бред. Я сейчас же звоню жене, и мы покончим со всем этим балаганом! — он отвернулся к посетителю спиной, на что тот совершенно никак не отреагировал. — Алло, Лена?! Так, слушай внимательно, тут у меня какой-то ряженый в мага утверждает, что он якобы наш старший погибший сын…Что? Да я и сам хотел вызвать охрану… Он рассказал про какого-то Владлена Дронго, якобы ты отдала ему ребенка… Что-что? Погоди, как это не отпускать его? Давно надо было признаться?.. Лена, ты что там, плачешь, что ли? Погоди… но, как же… Лена, алло, Лена!

Валентин Петрович отложил телефон.

— Черт знает что такое… — пробормотал он и замер с совершенно растерянным видом.

Дронго кашлянул.

— Так что с моими бумагами, Валентин Петрович? Я могу подождать и заехать за ними, скажем, завтра.

Суворкин вздрогнул, затем произнес, тяжело опускаясь в кресло:

— Лучше послезавтра. Двенадцатого у меня совещание с застройщиками, надо будет утрясти этот вопрос и с ними, и с юристом, — он сделал паузу, после чего нерешительно добавил, стараясь не смотреть в сторону Дронго. — Вся эта история должна остаться строго между нами, вы же понимаете, я…

— Я всё отлично понимаю, не беспокойтесь, — парень поднялся и направился к двери. — Послезавтра в девять я приеду снова, чтобы забрать документы и навсегда исчезнуть из вашей жизни.

Когда Валентин Петрович наконец-то решился поднять глаза от столешницы, дверь за молодым человеком уже захлопнулась.

— Ну, как всё прошло? — молодая девушка за рулем черного «бмв» встревожено спросила у Дронго, тяжело плюхнувшегося на сидение рядом с ней.

— Как по маслу, — он посадил ворона в клетку на заднем сидении и, поспешно скинув с себя кожаный плащ, принялся сосредоточенно снимать с пальцев огромные «магические» перстни. — Я, конечно, вспотел, как псина, и до сих пор чувствую себя каким-то педиком из Трансильвании, но на людей этот прикид действует безотказно.

— А чем плоха Трансильвания? — девушка многозначительно хохотнула, на что Дронго безо всякого пафоса пригрозил врезать ей тростью в ухо, если та не заткнется.

— Что, едем в офис, Бориска? — она подмигнула, поворачивая ключ зажигания.

— Да, Тань, надо обрадовать Влада, послезавтра этот хрен, мой папаша, подпишет бумаги как миленький.

— Ты колдонул там, что ли? — Татьяна снова рассмеялась.

— Неа, — Борислав достал из бардачка бейсболку и, нацепив её, вальяжно откинулся на спинку сидения. — Ну, внушил там бабе секретарю, что мое имя есть в списке, а так — вообще ничего не делал, короче, сработал чисто.

— Молодчина, мелкий, — Таня ласково потрепала его за щеку. — Только учти, там могут быть клиенты, придется надевать вампирские цацки обратно. У меня-то весь грим с собой — парик, бородавка, горб, всё как надо. Сегодня череп еще на пустыре нашла собачий — при плохом освещении за козлиный легко сойдет.
Она замолчала, но потом резко развернулась и горячо заговорила, глядя в глаза Дронго:

— Ну что за жизнь у нас такая, а, Бориска? Ты вон человека можешь заставить что угодно сделать, я ведьма потомственная, всю жизнь с призраками общаюсь, Прасковья — людей лечит, про Владлена уже и говорить нечего, а перед посетителями рядимся, как клоуны с ярмарки. И всё из-за долбанных стереотипов! Я, может, хочу сидеть в нормальном офисе в костюме от шанель, на роликах люблю кататься, а ты вон из ночных клубов не выпазишь, а выглядеть вынужден как долбанутый гот. Когда это всё кончится, не понимаю!

— Никогда не кончится, — Борислав надул пузырь из жвачки и тихонько хлопнул её по плечу. — Поехали, Тань, Влад ждет новостей, а они хорошие.

@темы: джен, ФБ, Городское фэнтази