Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
10:25 

Вынужденная свадьба магов

Kira1213
Название: Вынужденная свадьба магов
Автор: kira1312
Бета:
Размер: миди, 13912 слов
Персонажи: много ОМП, ОЖП
Категория: гет, слэш
Жанр: флафф, юмор, романс
Рейтинг: PG-13
Краткое содержание: Два древних магических клана хотят породниться, но ни жених, ни невеста не в восторге от предстоящей свадьбы. Наконец, отчаявшаяся девушка решается на рискованную подмену.
Примечание: по заявке с инсайда
Предупреждения: перемена пола; фоновый инцест

1

— Отец, но почему я, а не Эмилия, должна выходить замуж за этого Артура?! Она старшая сестра, и вообще, ей давно пора семейством обзавестись! — глядя на свое роскошное свадебное платье, Флора Друммонд чуть не плакала от злости.

В ответ на упреки её отец Неил Друммонд только обречённо развёл руками.

— Дорогая, ты же знаешь, Оскар до ужаса старомоден. У него до сих пор эти прабабкины принципы, что под венец невеста должна идти обязательно девственницей. Эмилия, увы, надкушенное яблочко, вот глава клана Мак-Фарнал её и отверг. И так как незамужних дочерей у меня осталось всего три, а Летис еще шесть, мне пришлось пожертвовать тобой, любовь моя, — он поспешно чмокнул дочь в щеку, стараясь быстрее спрятать платье в шкаф.

— Ты как хочешь, а я это не надену! — Флора решительно топнула ногой.

— Фасон не нравится? — Неил Друммонд совершенно искренне удивился. — Я всю ночь его наколдовывал, вообще-то, это точная копия свадебного наряда королевы Виктории, и любая девушка…

Флора не дала ему договорить:

— Я не «любая девушка»! К черту Викторию, к черту свадьбу! Я! Его! Не! Люблю!

Она с разбегу плюхнулась на кровать и горько разрыдалась, зарывшись лицом в подушки.

— Милая моя, — отец предпринял попытку погладить дочку по голове, но та сердито оттолкнула его руку, — ты же знаешь, наши кланы заключили договор, и потом, их магия намного сильнее. Если старик Оскар в отместку вздумает наложить на тебя порчу, после смерти дедушки Свэна снимать её будет совершенно некому.

— Дедуля никогда бы не отдал меня за Мак-Фарнала! Я предпочла бы жить в подвале с мышами, лишь бы не становиться частью этого злобного и спесивого семейства! А мама? Почему мама за меня на смотринах не вступилась — она же частично происходит из их клана?!

Отец хотел сказать что-то вроде «может, потому и не вступилась», но предусмотрительно промолчал.

2

Квартира подруги Флоры — Ирис — находилась почти в самом центре Глазго, в двух шагах от балетной школы, которую по вторникам и четвергам посещала Летис — младшая из дочерей Друммонд. А поскольку в немногочисленные домашние обязанности Флоры входило встречать её после танцев, поплакаться лучшей подруге она пришла вместе с сестричкой, чему хозяйка, кстати говоря, ничуть не удивилась. Вообще-то, по паспорту бывшую одноклассницу Флоры звали Эван Мор, но в теле этого худощавого и удивительно грациозного юноши жила душа роскошной роковой красавицы, и за почти десять лет знакомства Друммонд смогла полностью свыкнуться с этим фактом.

— Развратная корова Эмилия, я бы просто придушила её собственными руками! Это же надо так меня подставить! — Флора с силой лягнула диван, на котором сидела.

— Ты говоришь неправильно, обычно люди говорят «тупая корова», а не «развратная корова», это стоячее выражение, — деловито сообщила Летис, стащив из вазы молочную тянучку.

— Я тебе уши оборву, если только еще раз заикнешься при мне про что-нибудь «стоячее»! — прикрикнула на нее старшая сестра, после чего резко обернулась к Ирис, сосредоточенно изучавшей какой-то здоровенный древний талмуд. — Ну, что там? У меня есть надежда на расстройство этой идиотской свадьбы?

— Тут говорится, что девственность невесты, как бы, главное условие, — Ирис пожала плечами. — Вообще-то, до пятницы ты еще вполне можешь успеть с кем-то переспать.

Она сделала паузу, но тут же добавила, подозрительно косясь на подругу:

— Только вот не надо на меня так смотреть, сразу предупреждаю — я пас!

Однако Флора уже успела покинуть диван и, подскочив к Ирис, принялась нервно трясти её за рукав.

— Да ладно тебе, куколка, я же твоя лучшая подруга, ну ткнёшься в меня этой своей штукой пару раз — и дело сделано!

Летис хихикнула, а умоляющие глаза Флоры красноречиво свидетельствовали о том, что еще секунда, и она снова начнёт рыдать.

— Сдурела? — Ирис решительно оттолкнула её руку. — Не могу я «тыкаться» в… короче, ты поняла, куда!

— Да что такого-то, ты же мужик, в конце концов?!

Ирис сердито упёрла руки в бока.

— Я — не мужик, а женщина-транссексуал, и вообще, в городе полно уродов, кто за это тебе еще и заплатить захочет!

— Ты что, предлагаешь мне лечь под кого попало, нет, вернее, под «урода»?! — Флора Друммонд энергично ткнула в подругу пальцем. — Когда тебе нужно было заклинание от прыщей на спине, я его нашла, хотя убила на это весь уикенд!

— Ой, ладно, сейчас!

Ирис резко поднялась и, подойдя к комоду, полезла в один из его ящиков, затем аккуратно извлекла оттуда нефритовый пенис, привезенный из какого-то тайского храма.

— Вот, раз так надо, сделай это сама, удачи.

Она невозмутимо села в кресло, скрестив руки на груди. Тем временем Летис и Флора с некоторой тревогой таращились на солидного размера предмет, небрежно поставленный перед ними на стол.

— Эта штука что, побывала у тебя… там? — Летис округлила глаза и тут же скривилась: — Фуууу!

— Нет, милая, это, блин, моей квартирной хозяйки, — Ирис многозначительно подняла бровь.

— Гадость! — младшая Друммонд, гримасничая, стащила новую тянучку.

— Я не смогу сама себя покалечить, — бедняжка Флора чуть не плакала, — эта штука слишком большая.

— Ха, ты не можешь, а я, значит, запросто?! По-твоему, в прошлой жизни я была инквизитором?!

— Всё равно, для меня это не одно и то же, — опускаясь обратно на диван, Флора тяжело вздохнула. — Что там еще пишут про невозможность заключения брака?
Немного успокоившись, Ирис опять уткнулась в старинную книгу.

— Ничего не пишут, но я нашла, что брак, оказывается, можно расторгнуть сразу после обряда, — она заулыбалась, радостно демонстрируя сестрам соответствующий параграф текста. — Вот здесь сказано, что жених во время первой брачной ночи может сам отказаться от своей невесты без объяснения причин. Достаточно просто три раза сказать «я тебя не желаю» и всё.

— Отлично! — Флора поспешно утёрла рукавом набежавшие было слезы. — Это, наверное, из-за всяких зловредных проклятий, которые маги налагали друг на друга. Ну, скажем, у одной из моих тёток по линии Мак-Набов был поросячий хвост. Сейчас главное придумать причину, по которой этот баран от меня откажется.

— Ха, нет ничего проще, — Ирис принялась громко перечислять, загибая пальцы: — Скажи ему, что ты наркоманка, каннибалка, активная лесбиянка, детоубийца и…

— Блядская, — Летис радостно подмигнула обеим подругам, загнув свой указательный пальчик.

— Летис, что еще за слово?! — Флора чуть не поперхнулась от возмущения.

— Не знаю, — честно призналась сестричка. — Но так ругаются взрослые мальчишки, я сама слышала. А что это значит?

Флора устало перевела дух.

— Просто забудь его, ясно?

Девочка кивнула, а Друммонд посмотрела на Ирис, отрицательно покачав головой:

— Боюсь, во всю эту чушь он просто не поверит.

— Может сказать, что у тебя волосатые соски, и ты того, выщипываешь волосы перед сном? — та невозмутимо пожала плечами.

— Ну уж нет, — Флора тоскливо вздохнула. — Он еще, чего доброго, расскажет всем, что в голом виде я лохматая, как обезьяна. Вот если бы на мне и правда было какое-то магическое заклятье…

— Идиотская блядская свадьба… — пользуясь тем, что никто больше не обращает на нее внимания, Летис тихонько бормотала себе под нос: — Блядское магическое заклятье…

— Слушай, котик, а ведь это отличная мысль! — Флора хлопнула себя по коленке. — А что, если я сварю зелье Обращения, и ты станешь мной на эту дурацкую ночь?!

Ирис восторга подруги явно не разделяла.

— Постой, а зачем? И как ты это вообще себе представляешь, если не выйдет, я всю жизнь буду жить с твоей ненормальной семейкой?

— Да не бойся ты! — Флора махнула рукой. — Это всего на один день, говорю же, и потом, менять тебя снизу я не буду, тупо не умею, но вот лицо — это у меня точно получится.

И она захлопала в ладоши, очень довольная собой.

— Блядское лицо, — никак не унималась Летис, — блядская молочная тянучка блядски вкусна.

— То есть, член у меня не исчезнет? — Ирис подозрительно прищурилась. — А лицо станет как у тебя. Знаешь, детка, я бы лучше поменялась наоборот.

— Так весь смысл в том, что для Артура ты будешь девушкой с пенисом — тебя как бы сглазили, понимаешь? А так как с подобной женой нигде, кроме как в Таиланде, жить не рекомендуется, он быстренько произнесёт всё, что там полагается, и — я свободна как ветер! Притом, учитывая то, что меня как бы уже сглазили, его папаша-маг не станет меня проклинать. Всё просто!

— Блядский папаша маг, — уверенно заявила Летис.

Ирис явно сомневалась.

— Я не знаю, Флора, — она стояла, нерешительно переминаясь с ноги на ногу, и вдруг резко обернулась в сторону ребенка. — Чего это она сейчас такое сказала?!

— У неё блядское красивое платье, Ирис, соглашайся, — заявила Летис с самым довольным видом.

Флора быстро влепила ей подзатыльник и защебетала, глядя на явно заинтересовавшуюся подругу:

— Да-да! Отец наколдовал точную копию подвенечного наряда королевы Виктории. Ах, куколка, ты в нем будешь просто сногсшибательна. Я уже не говорю о том, какую мне сделают прическу… Ну, сама посуди — что ты теряешь? У тебя же нет парня, и сцену никто не устроит.

— Нет, парня у меня нет, — Ирис задумчиво забарабанила пальцами по столу.

— Зато теперь у тебя есть богатый и симпатичный жених, — Друммонд соблазнительно улыбнулась.

— Ну, хорошо, — Ирис наконец-то сдалась под тяжестью аргументов. — Но! Только на один день и только ради тебя.

— Заметано, подружка!

3

Артур Мак-Фарнал отложил в сторону старинный полуистлевший свиток и с усталым видом отошел к окну. Вот уже почти три часа он обучал своего будущего шафера — студента-химика Билли Бранча — премудростям средневековой геральдики, но тот в многообразии древних магических кланов если и разбирался, то явно недостаточно для столь важной церемонии, как свадьба наследника легендарного рода.

— Так что там изображено на гербе дома Мак-Иэнов из Эриша, Билли? — Артур сел на подоконник, поджав под себя длинные ноги. Ростом он был куда выше среднего, и если бы не высокое происхождение, то вполне мог бы сделать карьеру спортсмена или модели.

— Отрубленная голова дракона? — Бранч пролепетал это явно извиняющимся тоном.

— А если подумать, — Артур собрал в кулак остатки терпения, — Билли, я же рассказывал тебе историю наших семей, неужели ты ну совсем ни черта не помнишь?!
На лице Билли отобразилось тяжкое душевное страдание, которое он, по-видимому, испытывал. Дело в том, что накануне вечером они с Артуром сидели в пабе, и тот, прихлебывая скотч, сообщил товарищу, что через несколько дней должен жениться, спросив, словно между прочим, не хочет ли Билли стать его шафером. Хмельной и веселый Бранч согласился безо всяких раздумий, но очень скоро горько пожалел о своем решении. Мало того, что вместо продолжения веселой попойки Артур прочел ему утомительную лекцию об истории своих предков, начиная аж с 1320 года, так он еще и требовал заучить всю ту жуткую ахинею с гербами, флагами и магической специализацией кланов, которая у самого Мак-Фарнала буквально от зубов отскакивала. Вполне естественно, что на утро после распития скотча имена, даты и лица совершенно перемешались в голове несчастного шафера. Из всего обилия информации, услышанной от товарища, в памяти Бранча всплывала почему-то только бесславная для шотландцев битва при Халидон-Хилле, где предку Артура некий ретивый англичанин топором отрубил нос.

— Хорошо, Билли, повторим всё с самого начала, — Артур деловито скрестил руки на груди. — Что состоялось в 1360 году, когда сэр Свэн Бэг — советник по особым поручениям короля Давида II из династии Брюсов — решил впервые созвать Тайный совет всех магов и ведьм Шотландии?

— Великий раздел? — Бранч тяжело вздохнул, не смея поднять глаза на товарища.

— Верно, — Мак-Фарнал кивнул, — Великий раздел. Кланы с самой сильной магией дали клятву во всем помогать людям, за что и получили от короля дворянство Там же в замке Братвелл они поделили сферы влияния. Друммонды изначально вышли из первых колдунов древних горных племен, на протяжении многих веков они воевали против драконов, а после раздела стали драконоборцами. Вот почему на их семейном гербе запечатлена отрубленная драконья голова. Мак-Иэны из Эриша — целители, боролись против чумы, холеры, бешенства и других страшных болезней, на их гербе — перевернутый корень мандрагоры. Маграфы из Восточного Дамбартоншира стали чистильщиками рядов. Им было дано право истреблять отступников — темных магов, некромантов, предателей плоти и оборотней. На гербе их рода — кровавая секира.

Билли слушал, искренно сожалея о том, что под рукой нет ни блокнота, ни ручки, чтобы всё это законспектировать. До знакомства с Артуром магия для него была чем-то сказочным, не имеющим к реальной жизни никакого отношения, но однажды в университетской лаборатории он случайно своими глазами увидел, как однокашник превратил в золото самую обычную медь, и с тех пор, как говорится, понеслось.

— А твоя семья всегда занималась алхимией, и потому на вашем гербе эта… ну, красная такая птица, — подбирая слова, Бранч мучительно морщил лоб.

— Вообще-то, это феникс, — на этот раз Артур был холоден и немногословен.

— Ах да, и как я мог об этом забыть? — теперь Билли почувствовал себя глупо, а в такие моменты он всегда начинал нервничать. — Слушай, а зачем тебе вообще жениться на особе, которую ты почти не знаешь?! Нет, я как бы понимаю — традиция, но ты же гей, какого черта так осложнять себе жизнь?

— Ну, во-первых, моя ориентация это всего-навсего проклятье, — Мак-Фарнал неопределенно пожал плечами, — а во-вторых, отца не волнуют такие мелочи, главное, чтобы у его сыновей были наследники, а Друммонды, если судить по шестерым отпрыскам, необычайно плодовиты.

— Ха, проклятие, ну конечно! — Билли закатил глаза с язвительным смешком. — Это тебя Марти Стоун, что ли, проклял?

Он готов был рассмеяться собственной остроте, но вовремя заметил серьезное выражение лица однокашника.

— Марти тут не причем. У нас говорят, что в юности мой прапрапрадед Дермид Мак-Фарнал любил поохотиться на вампиров вместе со своим приятелем Гилом из рода Маграфов. Однажды они штурмовали замок, где обитала целая шайка этих тварей. И вот во время осады ворота крепостной стены неожиданно открылись, и к ним вышли красивая женщина средних лет и очень молодой юноша. Женщина назвалась хозяйкой замка, она упала на колени перед сэром Дермидом и его другом, умоляя отпустить её сына, потому что вампиром был именно он. Женщина говорила, что парень никому не причинит зла, станет пить кровь животных, а вскоре вообще покинет Шотландию, перебравшись на ближайший необитаемый остров. Но её мольбы магов только повеселили, мой предок сказал, что чем иметь такого женоподобного сына, лучше не иметь никакого вовсе. А еще добавил, что все вампиры — мужеложцы, и годятся только для увеселения солдат в дальних походах, а потом со смехом всадил парню осиновый кол в сердце. Мать, на глазах которой произошло убийство, призвала в свидетели какое-то древнее божество, а после прокляла весь наш род, чтобы ни один Мак-Фарнал мужского пола не испытывал влечения к женщине. Видимо, так она хотела искоренить нас на корню. Видишь ли, не каждый Мак-Фарнал может превращать металлы в золото. Тайна философского камня открыта только трем избранным семьям, в том числе нашей. Заниматься алхимией могут исключительно мужчины, но и тут не всё просто. У каждого должен быть свой рецепт, то есть мы точно знаем, из чего его получить, но не знаем, как. Мой отец — один из величайших магов нашего рода — нашел свой Камень в пятнадцать лет, хранитель Парлан в десять. Я, равно как и мои братья, занимался с отцом и учителями с пяти лет, и совсем недавно у меня получилось, у Роберта тоже, а вот Ричард своего Камня так и не создал. Такое бывает. Поэтому сыновей должно быть как можно больше, иначе умрем мы и наша магия. Словом, с учетом всего этого, семья нашла выход — браки вот уже сотни лет заключают исключительно по расчету. Чувства неважны, важно то, что род Мак-Фарналов продолжается.

— Странная тетка какая-то, — буркнул Бранч, выслушав рассказ. — Лучше бы импотентами вас всех сделала, тогда бы точно искоренила.

— Может, она хотела, чтобы мы мучились веками? — предположил Артур, приподняв бровь.

— Ага, как-то на озере Лох-Лохи видел я твои мучения... — Билли хмыкнул, но тут же переспросил: — Кстати, ты же говорил, что все заклятия хоть и нелегко, но снимаются, не выходит пока?

Артур нахмурился.

— В легенде говорилось что-то о принятии людей такими, как есть, об обуздании гордыни... Словом — дело ясное, что дело темное, а теперь давай-ка всё повторим.

Билли Бранч нехотя кивнул.

4


Семейство Друммонд проживало в небольшом, но довольно уютном доме в предместье Глазго. После того как их славные предки истребили всех драконов Шотландии, влияние семьи в обществе значительно ослабло. На дворе стоял 1971 год, и люди из горных деревень больше не приходили с подношениями, умоляя избавить их от огромного ящера, ворующего скот и сжигающего пастбища. Теперь главе клана — отцу Флоры — приходилось заниматься делами совсем не свойственными магу его уровня, а именно — писать романы в стиле фэнтази и выступать перед школьниками с рассказами о драконах. Конечно, полностью магические знания Друммонды не утратили, но то, что они умели, было больше похоже на милые фокусы и не внушало обывателям ни ужаса, ни должного почтения к их роду.

Мак-Фарналы, умеющие превращать металлы в золото, естественно, жили по-другому. У них были и замки, и прислуга, и толпы просителей, нуждающихся в услугах магов и алхимиков. И, конечно же, Агнесс Друммонд, будучи женщиной разумной, мечтала выдать хотя бы одну из своих пяти дочерей замуж за любого Мак-Фарнала.

Сама она в юности собиралась за Джона — дядю Артура — но её старшая сестра Лиз отчего-то понравилась избраннику чуть больше. Бедняжке Агнесс пришлось довольствоваться браком с недотепой Неилом Друммондом, но для своих детей она хотела иного.

— Дорогая, ты уже разослала приглашения? — Агнесс распахнула дверь в комнату Флоры.

— Нет! — дочь упрямо поджала губы и отвернулась к окну.

— Флора Друммонд, когда ты, наконец, перестанешь вести себя как ребенок?! — строго спросила мать, уперев руки в бока.

Летис, тоже находящаяся в комнате сестры, сердито сдвинула белесые бровки:

— А что сразу «ребенок»? Ребенок, вообще-то, сам рисовал приглашения для дяди Олора и тети Френсис, потому что открыток с голубями на всех не хватило.
Агнесс с мягкой улыбкой перевела взгляд на младшую дочь:

— Прелестно, милая, а можно взглянуть на твою работу?

Девочка слезла со стула и радостно протянула матери согнутый пополам бумажный лист со своими художествами.

— А почему тут кругом какие-то зеленые кляксы? — Агнесс с недоумением разглядывала «открытку».

— Потому что это бактерии, — гордо заявила Летис, — в воздухе их полно.

— А вот эта вот почему толстая и красная? — мать даже не старалась скрыть недоумение.

— Она самая вредоносная и вызывает паротит.

Недавно Летис перенесла свинку, поэтому данная болезнь казалась ей наиболее опасной для человека.

— Но, детка… — Агнесс мялась, подбирая слова для своего очередного «почему», — почему же ты решила украсить бактериями свадебное приглашение?

— Потому что они крутые, — обиженно буркнула Летис. — А еще потому что я не умею рисовать дурацких голубей.

— Молодец, Летис, это именно то, что нам нужно! Разошлем бактерий моим будущим родственникам, ха-ха-ха! — Флора изобразила дьявольский смех.

— Боги, как трудно жить в сумасшедшем доме! – Агнесс страдальчески возвела глаза к небу.

— А разве ты там жила? — Летис посмотрела на мать с интересом.

— Это была метафора, — отмахнулась мать и перевела взгляд на Флору. — Не понимаю, почему ты так упрямишься? Артур в высшей степени положительный молодой человек, и потом, он настоящий аристократ, красавец, богат, наконец, чего ты еще хочешь?!

— Метафора… — тихонько пробормотала Летис с чрезвычайно довольным видом.

— Я хочу жить своей жизнью, хочу уехать в Китай, на Тибете, говорят, видели драконов, я собираюсь изучать их и разводить! — Флора сердито топнула ногой.

— Разводят пчел, — заявила не менее рассерженная мать, — а драконы — это огромные летучие твари, дышащие огнем, и если ты думаешь, что я позволю одной из своих дочерей приблизиться к ним хотя бы на сто метров, то ты сильно ошибаешься!

— Какая метафора тебя укусила, — Летис всё еще продолжала тихонько смаковать новое слово, — метафору тебе в бок.

— Мне уже восемнадцать, и я буду делать то, что захочу!

Флора злилась так, что казалось, её глаза вот-вот начнут метать молнии.

— А я говорю, что вопрос со свадьбой уже решен! — Агнесс тоже не собиралась сдавать позиции. — Или ты выйдешь за Артура, или вообще не выйдешь из дома!

— Злобная кровавая метафора…

Не найдя, что сказать, Флора в очередной раз бросилась на постель и разрыдалась. Теперь все её надежды были только на Ирис и зелье Обращения, которое еще нужно было как-то сварить.

5


Флора и Летис буквально впихнули Ирис в комнату для зельеварения. Так как это был дом почтенного семейства, та была в мужской одежде и без макияжа, а потому чувствовала себя самым отвратительным образом.

— Вот тут всё написано, — Флора поспешно сунула ей в руки какую-то толстенную книгу, — страница шестьдесят восемь. Летис покажет тебе, где у нас что лежит, а мне пора бежать на чертову встречу с чертовым женихом.

— Ты что, уходишь?! — Ирис сделала большие глаза. — С ума сошла, да я в жизни не справлюсь с этим!

— Успокойся, я буду тут, недалеко, — Флора схватила подругу за руку. — Просто Артур и его мать приедут к нам для передачи подарка от их семьи. Это такая традиция, чтоб ей в аду гореть. Словом, я должна присутствовать, а времени на зелье почти нет. Мамаша меня весь день из комнаты не выпускала, думала, я сбегу до их приезда. Короче говоря, не бойся, всё получится, в рецепте вообще нет ничего сложного.

Озадаченная Ирис хотела еще что-то возразить, но Флора выскользнула за дверь прежде чем та успела открыть рот.

— А как мне тебя звать, когда ты в этой одежде? — Летис вот уже несколько минут с интересом разглядывала Ирис с ног до головы.

— Эван, наверное, будет правильнее, — она вздохнула и, подойдя к столу, раскрыла книгу. — Так-с, страница шестьдесят восемь, любопытно, что там еще за рецепт.

Когда Ирис, небрежно собрав в хвост длинные непослушные локоны, склонилась над книгой, в комнату неожиданно заглянул Артур Мак-Фарнал. Поняв, что ошибся дверью, он хотел было развернуться и уйти, но тут Ирис на секунду подняла глаза на Летис и, ткнув в книгу пальцем, громко зачла:

— «Возьми двадцать грамм змеиных глаз, щепотку сушеных муравьев, две ложки жабьей икры, три капли семени единорога и хорошенько разотри. После подогрей смесь на спиртовке и выпей, произнеся заклинание», — Ирис швырнула книгу на стол. — Семя единорога и змеиные глаза, мать их так, это что, шутка что ли?!

Мак-Фарнал невольно прыснул от смеха. Он догадался, что этот совершенно незнакомый ему мальчишка впервые держал в руках книгу по зельеварению, и понятия не имел, что названия ингредиентов не всегда отражают их реальное содержимое.

— Глаза у нас вон там, — Летис указала рукой на верхнюю полку шкафа, заставленного всяческими склянками.

Ирис скривилась, но всё же подошла к шкафу и осторожно извлекла нужную банку.

— А ты уверена, что дурацкие глаза не протухли в шкафу? Может, стоит хранить их в холодильнике? — она открыла крышку и, судя по кислому выражению лица, вид содержимого её вовсе не вдохновил.

— Когда будешь пить, просто зажми нос и проглоти, — посоветовала Летис, не понаслышке знающая о том, как правильно пить всякую гадость. — Когда мне прописали противную микстуру от кашля, я делала именно так.

Сообщив это, Летис еще раз взглянула на склянку с глазами и радостно добавила:

— На вкус они как сопли.

— Превосходно, — Ирис отодвинула от себя банку. — Сколько, интересно, змей пошло вот на это?

— По-правде говоря, ни одной, — Артур решительно шагнул в комнату. — Глаза змеи — название очень редкого сорта голубики. Для зельеварения эти ягоды срывают в особую ночь, они не успевают дозревать, поэтому на вкус не очень, но есть вполне можно.

Разглядывая вошедшего, Ирис сначала насторожилась, но потом решила, что это кто-то из друзей Седрика — старшего брата Флоры, и почувствовала себя значительно уверенней.

— Вот как, а сушеные муравьи это, верно, сорт каких-то супер-редких грибов, которые раз в сто лет собирают в Малайзии исключительно девственницы-весталки, да?

— Нет, — Мак-Фарнал снова улыбнулся, — муравьи это муравьи.

Летис хихикнула.

— Кстати, я не представился, Артур Мак-Фарнал, — Артур протянул руку.

Услышав «ту самую» фамилию, Ирис почему-то занервничала.

— Эван Мор, — она быстро ответила на рукопожатие, стараясь сделать это как можно более мужественно, но приветствие всё равно вышло каким-то неуклюжим.
— У вас странный цвет глаз, это что, линзы? — стоя совсем близко, Артур внимательно разглядывал её лицо, и Ирис с ужасом почувствовала, что краснеет.

— Да, — брякнула она, отворачиваясь, хотя никаких линз сроду не носила. — Вас, наверное, в гостиной заждались?

— Возможно, — он произнес это как-то рассеянно, — а что вы варите?

— Суп, это же очевидно, — Ирис кивнула в сторону банки со змеиными глазами. Она решила продолжать язвить, дабы Мак-Фарнал наконец-то оставил её в покое.

Но Артур, казалось, не обратил на её тон никакого внимания.

— Просто я хочу помочь, у меня большой опыт по части зельеварения.

— Вы слышали состав, могли бы и догадаться, что это.

Она снова вернулась к шкафу, извлекая оттуда колбу с надписью «Жабья икра». Артур неотрывно следил за ней. Ему отчего-то нравилось наблюдать за этим парнем, который ни жестами, ни мимикой, ни походкой на парня совершенно не походил, при этом как-то умудряясь оставаться совершенно очаровательным созданием.

— Тут надо знать заклинание, такой состав много к чему подходит, от зелья Обращения до снятия Любовного морока.

Ирис приподняла бровь:

— Отлично, я хочу снять с себя Любовный морок.

— Неразделенная любовь? — он понимающе усмехнулся, но на лице Ирис сохранялась прежняя кислая мина.

— Ага, просто спасу нет, страдаю днем и ночью.

— И куда она только смотрит? — Артур дурашливо нахмурился.

— Вот и я говорю, совсем бестолковая.

Они оба замолчали, пристально глядя друг на друга. Неловкая пауза могла затянуться бог знает насколько, но положение спасло внезапное появление Элизабет Мак-Фарнал.

— Артур, — Элизабет вошла и аккуратно тронула сына за плечо, — дорогой, что ты тут делаешь? Все уже давно собрались, ждем только тебя.

Он нехотя оторвал взгляд от Ирис.

— Мама, прости… я заболтался с…

— Добрый день, девушки, — Элизабет прервала его, не дослушав. — Сынок, нам пора.

— Она вообще-то парень, — серьезно сообщила Летис, — и я тоже не девушка, потому что у меня нет месячных!

— Мне, право, очень неловко, — внимательно рассмотрев девочку, Элизабет Мак-Фарнал поджала тонкие губы. — И всё же, мы вынуждены уйти.

Когда мать и сын наконец-то покинули комнату, Ирис перевела взгляд на Летис и задумчиво спросила:

— А он симпатичный, правда?

Однако та, ничего не ответив, принялась сосредоточенно ковыряться в носу.

6


— Еще раз благодарю, Элизабет, это колье просто роскошно, — Агнесс никак не могла налюбоваться предсвадебным подарком Флоры.

Однако шикарное золотое колье, усыпанное крупными изумрудами, на её дочь, похоже, не произвело особого впечатления. В течение всего визита Флора сидела с унылым видом, а на подарок едва взглянула, холодно буркнув, что Мак-Фарналам не стоило так сильно тратиться.

— Может, отправим молодых в сад? — предложила Агнесс, так и не дождавшись от гостьи ответа. — Погуляют, поговорят, глядишь, лучше узнают друг друга.

— Почему бы нет, — Элизабет налила себе еще чая и добавила, обратившись к сыну: — Артур, расскажи Флоре о предстоящей церемонии. У нас есть семейные традиции, о которых она может и не знать.

Артур и Флора поднялись из-за стола.

— Конечно, мама, — он протянул невесте руку. — Ты не покажешь мне сад?

— Покажу, — ответила та с плохо скрываемым раздражением.

Когда молодые люди покинули гостиную, Элизабет посмотрела на Агнесс и спросила всё тем же холодным повелительным тоном.

— А Флора упрямая, не так ли?

— Молодая еще, вот и упрямится. Но уверяю, годика через два семейной жизни станет настоящей хозяюшкой. А уж когда детки пойдут...

— Кстати, о детях, — прервала её Элизабет, — не секрет, что ваша дочь была выбрана во многом из-за семейной плодовитости. А как обстоят дела с этим у старших дочерей, насколько я знаю, двое из них замужем?

Агнесс, которой уже давно хотелось преподать заносчивой Мак-Фарнал урок хороших манер, сделала вид, что не обратила никакого внимания на её нетактичность.

— Превосходно. У Кристины трое очаровательных малышей. Она вышла замуж за Ивара, среднего сына Роя Маграфа. Так вот, старшему, Магнусу, всего четыре года, а он уже делает большие успехи. Недавно на Хеллоуин, например, он чуть не расквасил нос мальчишке, одетому вампиром — природное чутье, так сказать. Старейшины рода Маграфов считает, что из него выйдет отличный борец с нечистью.

Элизабет томно прикрыла глаза.

— Что же, весьма похвально. А как дела у Джоан? Она же, кажется, за простого школьного учителя вышла, не из магов?

Агнесс едва заметно насупилась. Вторая дочь Друммондов действительно стала женой самого обыкновенного парня из Данди, что по меркам магов казалось крайне невыгодной партией. Однако Джоан была вполне счастлива, и матери пришлось смириться со столь низким происхождением её супруга.

— У нее тоже все в порядке. Девочкам-близнецам уже по два годика, а четыре месяца назад у них с Джоном появился маленький Свэн.

— Какая прелесть, — Мак-Фарнал деланно улыбнулась. — Жаль, красавице Эмилии не повезло — добрачная потеря девственности тяжкая утрата для девушки.

— Она не пропадет, Элизабет, — Агнесс выдавила из себя ответную улыбку. — А как дела у вашего старшего сына? Я, конечно, не верю во всякие там сплетни, но у нас поговаривают, будто бы он мужеложец.

— Глупые сказки, — Элизабет надменно усмехнулась, — у моего Роберта прекрасная супруга и трое сыновей. А завистники, Агнесс, могут болтать всё что угодно — чести клана Мак-Фарнал им не запятнать.

Неизвестно, чем бы закончилась беседа двух дам, если бы в этот момент в комнату не зашла Летис. Сев за стол безо всякого приглашения, она придирчиво осмотрела всё, что на нем находилось, после чего схватила самую большую шоколадную конфету и, развернув, сунула себе в рот.

— Дорогая, не лучше ли подождать до ужина, а уже после есть сладкое?

Мать сделала ей замечание, на которое Летис, однако, отреагировала совсем не так, как ожидалось.

— Не лучше. Краеугольная конфета нужна мне краеугольно сейчас.

У Агнесс перехватило дух, было вполне очевидно, что её дочь где-то услышала новое слово и теперь, по своему обыкновению, станет как попугай повторять его весь вечер.

— Ты хотя бы знаешь, что означает слово «краеугольный», милая? — поинтересовалась гостья, строго взглянув на Летис.

— Нет, — честно призналась та, — зато я знаю, что вы похожи на моего дедушку Свэна, который недавно умер.

— И чем же? — совершенно искренне удивилась Элизабет, не сводя глаз со столь непосредственного ребенка.

— У него тоже были вставные зубы, — просто сказала Летис, заставив свою мать вспыхнуть как помидор.

— Летиция Друммонд, а ну извинись сейчас же! — Агнесс стукнула кулаком по столу.

— За что?! — возмутилась Летис. — Если зубы очень белые и блестят, значит, они вставные. А если провести по ним вилкой, раздастся такой слабый «дзынь». Дедуля сто раз мне это показывал.

— В общем, так, юная леди, — холодно заявила Элизабет, - зубы у меня свои, и я очень надеюсь, что ты не собираешься лезть мне в рот вилкой.

— А я и не сказала, что они не ваши, — пояснила рассудительная Летис. — Думаю, вы купили их в магазине по продаже зубов.

— Боги, это абсолютно невыносимый ребенок! — Агнесс чувствовала, что готова сквозь землю провалиться от стыда. — Летис, марш в свою комнату. Когда вернется отец, он тебя накажет!

— А что он сделает? — на мордашке Летис отразился скорее интерес, нежели страх перед наказанием.

— Ну… — мать замешкалась, потому что дочка явно застала её врасплох, — он… он… некоторым образом… словом, он…

— Возьмет меч и разрубит меня напополам, — участливо подсказала Летис и, чуть подумав, добавила: — Некоторым образом.

Агнесс и Элизабет невольно переглянулись и изумленно уставились на девочку, которая преспокойно таращила на них любопытные глазенки.

— Нет же, — мать всплеснула руками, — что еще за фантазии?!

— За волосы оттаскает? Набьёт по щекам?

— Нет, Летис, что ты такое говоришь?! — Агнесс было явно неловко перед их несколько шокированной гостьей. — Сказано — марш в детскую!

— Дурацкое краеугольное наказание...

Под сердитым взглядом матери Летис, недовольно ворча, вылезла из-за стола и, прихватив парочку шоколадных мишек, отправилась к себе в комнату.

— Элизабет, вы же не думаете... — Агнесс сконфуженно покосилась в сторону Мак-Фарнал.

— Занятная девочка, — только и ответила та, отломив кусочек имбирного печенья.

7


Остановившись на крыльце собственного дома, Флора Друммонд резко обернулась к сопровождавшему её жениху:

— Артур, ты, кажется, просил показать наш сад? Вот он, — она сделала широкий круговой жест. — А теперь извини, мне пора!

После чего, развернувшись на каблуках, направилась обратно к входной двери.

— Я думал, мы хотя бы поговорим, — Артур выглядел очень удивленным.

В ответ Флора только отрицательно мотнула головой и быстро проскользнула в прихожую. Она, конечно, понимала, что ведёт себя крайне невежливо, но прогулка могла затянуться, а ей необходимо было срочно проверить, как там дела у Ирис.

Оказавшись на полутемной лестнице, Флора пулей влетела на второй этаж, но тут её внимание привлек незнакомый молодой человек, сидевший прямо на полу перед дверью в комнату зельеварения. Казалось, что незнакомец молился или заучивал некую длинную речь, потому что беспрерывно бормотал что-то себе под нос, при этом глаза его были закрыты.

— Эй, вы, вообще, кто? — Флора подошла и осторожно тронула его за плечо.

От прикосновения парень вздрогнул и открыл глаза.

— Простите, вы, наверное, Флора? — незнакомец вскочил так резко, что они чуть не столкнулись лбами. — А я Билли Бранч, шафер вашего жениха.

Он быстро протянул руку для приветствия.

— Очень приятно, — Флора пожала его ладонь, но ничего приятного на её лице при этом не отразилось. — А что вы делаете на полу?

— Жду его со встречи, — ответил Билли. — Сначала я гулял по саду, но потом стало жарко, и мне пришлось зайти.

Флора понимающе кивнула.

— Вы католик? — зачем-то спросила она, оглядев Билли с ног до головы.

— Нет, то есть, да, то есть… Я скорее не придерживаюсь какой-то традиционной религии, просто верю в некие силы… — он смешался, не сумев подобрать слова, но Флора пришла ему на помощь.

— Всё ясно, — она снова кивнула, — просто вы тут молитвы читали, вот я и подумала…

— Я, молитвы? — Бранч сначала не понял, о чем речь, но потом сконфуженно улыбнулся. — Да нет, это я учил ваши фамильные гербы. Для свадьбы нужно, но в голове после разговора с Артуром как назло мало что отложилось.

Услышав объяснение, Флора тоже заулыбалась.

— Вот оно что. На самом деле запомнить их довольно просто, смотрите:

Собралась у короля,
Магов дружная семья.
Каждый маг с собой несёт
То, что их прославит род.

Мандрагору нёс Мак-Иэн,
Чтобы ей лечить людей.
А Маграф принес секиру —
Обещал рубить вампиров.

У Мак-Фарнала с собой
Феникс в клетке золотой.
Но и Друммонд был непрост —
Голову дракону снёс.


Прочитав стих, она весело подмигнула Бранчу и рассмеялась.

— «Голову дракону снес», — глядя на нее, Билли тоже рассмеялся. — А так ведь действительно проще! И чего это Артур не рассказал мне этот стишок?

— Он просто не знал, — объяснила Флора. — Когда я была маленькой, эту считалочку придумал дедуля Свэн, чтобы мы с Эмилией лучше запомнили все эти противные гербы.

— Верно, ваш дедушка очень хороший и веселый человек.

— Да, он был замечательным, вот уже два года, как умер, но не было и дня, чтобы я о нем не вспомнила. Он мечтал возродить драконов, говорил, что наш клан в ответе за их уничтожение, и что раньше люди просто не понимали этих удивительных созданий и потому боялись их и убивали.

Она опустила голову и задумчиво отошла к перилам лестницы, а Билли невольно проследовал за ней, встав рядом.

— Исчезнув, драконы унесли с собой древнюю магию, может быть, самую первую на Земле. Дедушка верил, что где-то в горах остались их окаменевшие яйца, а значит, заклинание Исполнения, теоретически, может оживить маленьких дракончиков. «Ты вернешь их к жизни, Флора, только ты» — он с самого раннего детства говорил мне эти слова, — Флора вздохнула и добавила, не скрывая горечи: — А теперь меня насильно выдают замуж, а это значит, что ничего не будет в моей жизни, кроме выводка детей, хозяйства и нелюбимого мужа рядом. Нашей с дедулей мечте не суждено сбыться.

— Мне очень жаль вас, Флора, — заговорил Бранч горячо и нетерпеливо. — Да и Артура, если честно, жаль не меньше! Это же средневековая дикость, жениться и выходить замуж не по любви или хотя бы обоюдному согласию, а потому, что кто-то там за вас всё решил!

Флора взглянула на него с благодарностью, ну, или по крайней мере Билли так показалось.

— Семейный астролог Мак-Фарналов, — пробормотала она, отводя глаза, — это он подсчитал, что раз Артур Рак в доме чего-то там, то его женой обязательно должна стать Дева первой декады — просто полный бред. Я хоть и женщина, но вообще не верю во все эти дурацкие гороскопы. Скажем, я родилась третьего сентября, а моя близкая подруга Ирис — второго сентября того же самого года. Так мы с ней совершенно разные, вообще не похожи ни капельки! Ирис обожает наряжаться и бегать по магазинам, а я — сидеть за книжками или, найдя укромный уголок в саду, слушать птиц и мечтать. Иногда как дурочка целый день сижу и думаю о том, как уеду отсюда в горы, стану жить в маленьком доме среди простых людей. Только представьте: бродить по склонам, искать драконьи яйца, пить чистую воду из ручьев, дышать свежим горным воздухом и быть совершенно свободной — это же настоящее счастье!

Флора заулыбалась, мило нахмурив носик, а Билли Бранч смотрел на нее каким-то странным, словно зачарованным взглядом. И чем дольше он наблюдал, тем больше нравилась ему эта удивительная, ни на кого не похожая девушка.

— Знаете, Флора, а по восточному гороскопу я — дракон, — сообщил он тихим, словно бы не своим голосом.

— А почему вы мне это говорите? — она отчего-то смутилась и перестала улыбаться.

— Просто вдруг подумал, что у вас бы точно получилось драконов приручить. Лично меня вы уже покорили...

8


Так и не дождавшись подругу, Ирис решила выйти и сама её поискать. Делать это нужно было как можно скорее, однако, её смущала перспектива случайно нос к носу столкнуться с Артуром и его напыщенной мамашей. Наконец собравшись с силами, она резко распахнула дверь комнаты зельеварения, и тут увидела Флору, поспешно прощающуюся с кем-то на лестнице.

— Флора, да где тебя черти носят?! — зашипела она, стараясь, чтобы сбежавший по ступенькам парень её не услышал. — Ты обалдела совсем, зелье почти готово, нам же вместе надо выпить!

— Ирис, я так счастлива! — восторженно защебетала Флора, не обращая внимания на сердитый тон подруги. — Наконец-то я нашла человека, обещавшего мне помочь!

Услышав это, Ирис еще больше нахмурилась, поняв, что её саму к таким людям, очевидно, не причисляли.

— Ну-ну, выкладывай.

Оказавшись в комнате, Ирис села на стол, демонстративно скрестив руки на груди.

— Я не буду пить зелье, куколка, только ты!

Флора весело закружилась по комнате, что-то напевая себе под нос. Ирис почувствовала, что сейчас взорвется.

— Да что с тобой такое?! Свадьба уже завтра, что тебе наговорил этот малохольный?

— Он вовсе не малохольный, — Флора надула губки, — его зовут Билли Бранч, он бывший шафер Артура и вполне даже симпатичный парень.

— Что значит «бывший шафер»? — Ирис поняла, что чего-то явно не понимает.

— Он скажет Артуру, что отказывается, ну, придумает что-то, найдет причину. А сегодня ночью мы с ним уедем из города! Он меня украдет, представляешь?! И после того, как Мак-Фарналы обнаружат, что я это ты, мы с Билли будем уже чёрт знает где. Он обещал всё устроить, отвести меня в горы в деревню к его тетке, он обо всем с ней договорится!

Счастливая Флора носилась и прыгала как сумасшедшая, а Ирис представляла, какой её ожидает скандал, когда Мак-Фарналы, да и вообще все, обнаружат подлог, учитывая, что милашка Флора со своим новым дружком будет «уже черт знает где».

— А обо мне ты подумала? — сухо спросила она. — Как я объясню всё это твоим родителям, например?

На это Флора только беззаботно отмахнулась:

— Ну, я им напишу письмо, ты передашь — всего и делов.

— Раз ты все равно убежишь из дома, я отказываюсь играть роль невесты, — Ирис резко спрыгнула со стола и направилась к выходу, а подруга тут же принялась её удерживать.

— Какая же ты эгоистка, — из глаз Флоры брызнули слезы, — что тебе стоит потянуть для меня время?! Моя мечта, то, ради чего я жила, вот-вот может осуществиться, а ты меня предаешь в такой момент!

— Какая мечта?! — Ирис крепко схватила её за руку. — Ты даже не знаешь этого Билли или как его там! Тетка в горах — ну конечно! Он, пожалуй, довезет тебя до первого мотеля, попользуется и бросит без гроша в кармане!

— Ну и пусть! — воскликнула Флора. — Зато после замуж за Мак-Фарнала я уже точно не выйду! Но если Билли поступит со мной честно, я буду счастливейшей девушкой на свете!

— Делай, как знаешь, Флора, а с меня хватит!

Ирис отпустила её руку и, рванув на себя дверь, решительно покинула комнату. Рыдающая Флора бросилась за ней следом.

9


Элизабет Мак-Фарнал вошла в собственную гостиную и, небрежно сунув подоспевшей горничной зонт и перчатки, обратилась к мужу, читавшему у камина свежий выпуск «Таймс».

— Дорогой, я просто вне себя! Эта чудовищная женщина — Агнесс Друммонд — отняла все мои душевные силы.

Оскар Мак-Фарнал нехотя оторвал глаза от газеты и перевел взгляд на жену.

— Успокойся, душа моя, тебе не придется часто с ней видеться.

Элизабет раздраженно поджала губы и села на диван.

— А этот дикий наряд, а брови ниточкой, кем она себя возомнила — двадцатилетней дурочкой, что за последним писком моды гоняется? Это так нелепо, так безвкусно! А её муж, Оскар, у него борода! Боги, он верно думает, что писателю так положено, а сам вместо романиста смахивает на садового гнома. Но всё перечисленное — ничто в сравнении с этой наглой девицей, невестой нашего сына. Такая непочтительная, такая грубая, у меня просто нет слов! Их старшая Кристина, конечно, тоже далека от совершенства, но эта, я просто диву даюсь, где её воспитывали?!

Выслушав супругу, Оскар перевернул газету и ответил с холодным спокойствием.

— Уверен, Элизабет, ты окажешь на девушку хорошее влияние. Если Парлан счел её подходящей Артуру партией — так тому и быть.

Элизабет нервно хрустнула пальцами.

— Парлан. Конечно, своего сына он на такой особе не женил бы. Нет, я не хочу сказать, что Роберту и Ричарду не повезло с супругами, но эта Флора капризная и избалованная девчонка. Понятия не имею, сколько сил моих уйдет на то, чтобы хоть как-то её укротить.

Артур сказал, что вместо прогулки по саду она просто выставила его за дверь и ушла! Как тебе такое поведение?!

— Отвратительно.

Элизабет хотела еще что-то сказать, но тут супруг продолжил свою мысль:

— Они снова повысят налог на имущество, британский парламент явно решил пополнить казну за наш счет.

После он взглянул на жену и произнес всё тем же тоном:

— Ты что-то сказала, дорогая?

— Да, — она рассерженно вскинула брови, — сказала, что ужасно устала и иду к себе!

— Отлично, Лиз, отдохни, надеюсь, к завтрашней церемонии всё готово. Роберт звонил из «Белого лебедя», сказал, что Изабелл отлично со всем справляется. У его жены просто талант свадьбы устраивать.

При упоминании старшей невестки Элизабет разозлилась еще больше.

— Да, жаль только Роберта этим талантом не удержать в супружеской постели. Агнесс сегодня рассказала мне отвратительную сплетню про нашего сына, так что, дорогой, на твоем месте я бы потребовала от него порвать наконец-то с тем танцовщиком раз и навсегда. Это же позор, Оскар, неужели ты не понимаешь?

Оскар Мак-Фарнал посмотрел на жену и спросил совершенно равнодушно:

— С которым именно танцовщиком, милая, слышал, у Роберта их несколько?

— Боги, помогите мне, какой стыд!

Элизабет вспыхнула и, не найдя, что еще сказать, оставила мужа, стремительно направившись к себе.

10


В это же самое время у себя в спальне Агнесс Друммонд вытирала слезы, жалуясь супругу.

— Нет-нет, я ужасная мать, — она поднесла к глазам платок, — я не умею воспитывать детей, вести хозяйство, гостей принимать. Элизабет наверняка думает про нас черти что.

В ответ на слова супруги Нэил Друммонд обнял её одной рукой и принялся ласково гладить по колену.

— Ну и что, Нэсси, мы и сами про нее такое подумать можем, что волосы на голове встанут дыбом. Да кому вообще интересно, что она там себе воображает?
— Мне интересно! — капризно перебила его Агнесс. — И не утешай меня, я ужасна!

Нэил улыбнулся.

— Ты мое чудовище, ну всё, хватит плакать по пустякам.

— Так значит, чудовище?! — Агнесс отпихнула его от себя. — Эта мисс Мак-Фарнал тоже та еще штучка!

— Да-да, дорогая, — муж рассмеялся, весело подмигнув. — Ты же знаешь, Агнесс, я рано остался без матери, решительно всем в доме занимался папа, а у него это, мягко говоря, не всегда выходило хорошо. Поэтому, когда твой отец честно сказал, что ты вряд ли научишься печь пироги и правильно крахмалить скатерти, но зато у тебя доброе сердце, ты любишь детей и мечтаешь о большой семье, я ни секунды не сомневался, что из всех возможных невест выберу именно такую девушку. Ну, а когда я увидел, что ты еще и писаная красавица…

Агнесс нарочито сердито стукнула его по руке:

— Ну и мастер же ты заливать, Нэил Друммонд. Женился, потому что других предложений не было.

— Как это, милая? — возмутился Друммонд. — Наша двоюродная тётка Кэйли мечтала выдать за меня свою Шарлотту.

Агнесс округлила глаза.

— Что? Шарлотта Дункан могла стать твоей женой?

Получив кивок в качестве подтверждения, она весело расхохоталась.

— Боги, надеюсь, ты счастлив, что этого не случилось. А то её жуткие двойняшки Эллис и Дорис были бы сейчас твоими дочерьми, которых ты бы нипочем не сплавил замуж даже за дряхлого старика. Хотя нет, одну они всё же пристроили за семидесятилетнего хозяина аптеки — вот счастливчик!

— Ну, конечно же я счастлив, золотко, я уже битый час пытаюсь тебе это сказать!

Агнесс улыбнулась, ласково взирая на мужа.

— Ну и черт с ней, с этой Элизабет, — она махнула рукой. — Всё равно свадьбу уже не отменить, а вскоре эта старая корова поймет, как жестоко в нас ошибалась.
Нэил с чувством поцеловал руку жены:

— Ну, конечно, Нэсси, всё так и будет. А теперь я поеду забирать свой костюм из прачечной.

— Постой-ка, — Агнесс снова нахмурила лоб, — я велела тебе наказать Летис, ты это сделал, надеюсь?

Нэил утвердительно кивнул, но лицо его жены всё еще выражало сомнение.

— И как же ты её наказал?

— Заставил почистить зубы, — он сконфуженно развел руками. — Как-то больше ничего другого не пришло в голову.

11


По дороге в «Белый лебедь» — небольшой охотничий замок семейства Мак-Фарнал, Ирис нервно теребила ленты своего свадебного букета. Она с трудом могла понять, как Флоре всё-таки удалось уговорить её на эту авантюру с подменой. Устав от споров и рыданий подруги, Ирис залпом выпила зелье, произнесла какую-то галиматью и легла спать на чужой кровати, искренне надеясь, что вся эта чушь не подействует. Она спала так крепко, что даже не услышала, как Флора сбежала через окно, оставив на столе записку для родителей. А утром Ирис разбудила миссис Друммонд, назвав при этом «мое солнышко», из чего та сделала вывод, что противное питье всё же подействовало.

Категорически заявив, что оденется самостоятельно, из всех набежавших в комнату сестер она оставила только Летис, которая как смогла затянула её корсет. Потом были прическа, макияж и нервный, сбивчивый инструктаж миссис Друммонд по поводу деталей предстоящей церемонии.

Однако, сидя теперь на кожаном сидении свадебного лимузина рядом с нарядным мистером Друммондом и заплаканной Эмилией, Ирис беспокоилась вовсе не о том, как пройдет сама свадьба, больше всего её страшила развязка и то, что она станет плести Артуру во время первой брачной ночи.

— За воротами замка в священной для Мак-Фарналов тисовой аллее нас встретят отец и мать жениха, — Агнесс нервно поправила кружевной воротничок своего платья. — Ты отдашь им лилию из своего букета — символ чистоты и непорочности, они же примут её, это будет знаком, что невеста им нравится, и родители одобряют выбор сына.

— А разве сын меня выбирал? — зачем-то спросила Ирис, стараясь подражать интонациям Флоры.

— Детка, прошу тебя, не начинай всё снова, — миссис Друммонд буквально простонала эти слова.

— На её месте вообще должна быть я! — пискнула Эмилия, которая была явно удручена всем происходящим.

— Скажи это тому рокеру, дорогая, с которым ты из дома убежала, — Агнесс обернулась в сторону дочери. — До меня, например, кроме вашего отца не дотрагивался ни один мужчина, и я вообще не представляю, как можно заниматься подобными вещами до брака, да еще с совершенно посторонним типом.

— Между прочим, его имя Браян, и тогда он не был посторонним! — Эмилия сердито свела брови. — А как насчет тебя, папа, ты тоже в молодости никем не увлекался?

— Вообще-то, была одна девушка, — просто сообщил Нэил, при этом лицо его жены буквально вытянулось от возмущения, — еще в академии литературы. Её звали Мата — чудесная брюнетка из Йорка. Признаться, когда я провожал её до общежития, мы даже пару раз целовались.

Агнесс облегченно перевела дух.

— Это очень страшно, Милли? — Ирис тихонько тронула Эмилию за рукав.

— Терпимо, если парень опытный, — Эмилия едва заметно усмехнулась. — А если нет, говорят, настоящий ад. Кристина же при тебе тогда рассказывала. Первые ощущения, ну, когда в тебя запихивают эту штуку...

— Хватит её пугать, — шепотом возмутилась Агнесс, — на ней, бедняжке, и так лица нет от страха.

И, обратившись к Ирис, добавила даже ласковее, чем следовало:

— Это вовсе не больно, милая, а вот роды — просто сущий кошмар, но до этого еще минимум девять месяцев, ты успеешь подготовить себя.

Ирис кисло улыбнулась и впервые за свою жизнь задумалась, а так ли это хорошо — быть настоящей женщиной.

— Чуть не забыла, — Агнесс вновь обратилась к ней, силясь заглянуть прямо в глаза, Парлан Мак-Фарнал — его надо бояться больше всех. Этот человек главный астролог клана и Хранитель традиций. От него зависят решительно все, и всё, что происходит внутри семьи, делается с его одобрения. Ты должна постараться произвести на него хорошее впечатление. Самое важное — он карлик, но не вздумай пошутить по поводу его роста или глазеть на него. Он такие вещи просто не выносит, запомнит и будет мстить тебе всю оставшуюся жизнь. Поэтому, когда тебя подведут знакомиться к Парлану, будь тиха, мила и вежлива. И лучше не задавай ему никаких вопросов, он вообще не самый общительный человек.

Ирис кивнула, стараясь представить довольное лицо Флоры, лопающей сейчас пончики в какой-нибудь придорожной забегаловке. Понимает ли она, в какую историю втянула свою лучшую подругу? Скорее всего, нет.

— Летис и Седрик, наверное, уже на месте, — миссис Друммонд нервно потерла руки, — шафер Артура заболел перед самой свадьбой, хорошо хоть ваш брат согласился занять его место, а то бы вся церемония пропала.

12


Артур энергично пожал руку Седрику Друммонду, только что вошедшему в ворота замка. Летис, как и положено воспитанной девочке, держалась около брата и, улыбаясь, кивала всем без исключения.

— Спасибо, что выручил меня, Седрик, — Артур весело подмигнул Летис. — Билли так внезапно слёг, а друзей у меня, к сожалению, немного.

— Много друзей это странно, — Седрик дежурно улыбнулся, — у меня вот их совсем нет, и ничего. Всё хорошо, Артур, это же всё-таки свадьба сестры. Я рад помочь.

— Пойдем, представлю тебя Хранителю. Он хоть и суровый с виду, но мужик хороший и далеко не дурак.

— Рад буду лично познакомиться с сэром Парланом, признаться, я о нем наслышан.

Когда Артур повел Седрика с сестрой к сердитому маленькому человечку в украшенном звездами коротком колпаке и длинной алой мантии, Летис сначала не решилась к нему подойти, а ждала чуть в стороне, внимательно разглядывая. Когда же Седрик и Артур, поговорив о чем-то с астрологом, удалились, Летис всё же решила приблизиться.

— Вы гном? — спросила она, внимательно разглядывая белоснежный колпак с серебряными звездами.

Хранитель традиций строго сдвинул брови:

— Да, милая, самый страшный и свирепый гном в Шотландии. У тебя есть золото?

— Нет, — Летис пожала плечами, — у меня только шоколадные мишки. У моей мамы есть золотая брошка, которую она точно не отдаст, потому что в её возрасте женщина без украшений чувствует себя как голая, она так всем говорит.

Сэр Парлан едва удержал улыбку.

— Пожалуй, будет невежливо раздевать твою маму, милая.

Летис решительно кивнула.

— А как, кстати, тебя зовут?

— Летис, — сообщила она, — а если я плохо себя веду, меня зовут Летиция Друммонд. А вас Леприкон?

— Ну, скажем так, это одно из моих имен. Ты же никому не расскажешь, правда, Летис?

Она отрицательно покрутила головой.

— Ну и где же там твои шоколадные медведи? — сэр Парлан Мак-Фарнал строго сдвинул брови. — Подавай-ка их сюда, я тоже хочу попробовать.

— А разве гномы любят сладкое? — Летис искренне удивилась, протягивая серу Парлану пакет с конфетами.

Он взял шоколадку в рот и сказал, весело подмигнув:

— Да, мы вообще полны сюрпризов.

13


Стоя в тисовой аллее рядом со своим супругом и детьми, Элизабет Мак-Фарнал нервно кусала губы. Почти все гости уже собрались, не хватало только невесты и её родителей.

— Пора бы Друммондам уже подъехать, — Элизабет шепнула на ухо своему старшему сыну, высокому зеленоглазому брюнету, одетому, как и большинство присутствующих мужчин, в традиционный килт. — Ох, как бы эта взбалмошная девица опять чего-нибудь не выкинула.

— Спокойствие, мама, — попытался отшутиться Роберт, — в крайнем случае, тут полно незамужних девиц. Артуру, как я понимаю, всё равно, прикажут — он и на кобыле женится, потому уверен, ваши свадебные хлопоты зря не пропадут.

— Не болтай ерунды, — сердито осадила его мать, — если они не явятся в положенное время — пошлю за ними шофера.

— Чтобы он тоже потерялся? Нет уж, спасибо, — Роберт перевел взгляд на своего брата-близнеца Ричарда и произнес, задумчиво рассматривая его с ног до головы: — Стоим тут столбами битый час, могли бы уже… перекурить, например…

Словно почувствовав его взгляд, Ричард мгновенно обернулся. В ответ на предложение покурить он многозначительно вскинул бровь и незаметно от матери постучал пальцем себе по лбу. Роберт же на это лишь неопределенно улыбнулся.

— После перекурите, — мать строго оглядела обоих. — Тоже мне, нашли место и время. И вообще, с каких это пор Ричард пристрастился к никотину, он же спортсмен, гордость института?

Элисон, совсем молоденькая жена Ричарда, тоже повернула голову в сторону братьев:

— И я не знала, что ты куришь, милый, — на её хорошеньком личике отразилось искреннее беспокойство.

Под пристальными взглядами матери и супруги Ричард явно чувствовал себя не в своей тарелке, а потому заметно злился.

— Ну и что с того? Да, я иногда курю, — он раздраженно покосился на жену, потом перевел тяжелый взгляд на Роберта, — расслабляет. И, мама, мне уже двадцать три года, почему вот этого красавца никто не воспитывает, он с семнадцати лет дымит как паровоз?!

— Стыдись, сынок, — Элизабет нахмурилась. — Да и тебе, Роберт, должно быть стыдно, пора бы уже задуматься над своим поведением, а кое-чему и поучиться у младшего брата.

— Да-да, матушка, — глядя на рассерженного Ричарда, Роберт хитро подмигнул ему, не переставая загадочно улыбаться. — Подумать только, всего пять минут разницы, а мы с братцем такие разные — просто небо и земля… Я — чудовище, а он, по всей вероятности, наш маленький сказочный принц.

«Я тебя сейчас убью» — мрачное выражение лица Ричарда, очевидно, означало что-то в этом роде.

Элизабет недовольно поджала губы и отвернулась. Её сильно огорчало, что стоило лишь близнецам появиться где-то вместе, они тут же начинали ссориться между собой. Язвительный Роберт всегда находил повод чем-то поддеть младшего, а тот непременно начинал злиться и выходить из себя. Её третий сын Артур был совершенно не таким — всегда сдержанный, тактичный и дружелюбный, он был отрадой материнского сердца, тогда как эти двое безжалостно разбивали его на части. Старший, несмотря на происхождение и воспитание, был совершенным разгильдяем. Ради бесчисленных поездок на рок-концерты в Лондон и кутежей с сомнительными друзьями он давно забросил колледж, семьей совершенно не интересовался, а его несчастная молодая жена в одиночестве воспитывала троих сыновей, неизвестно каким чудом появившихся на свет. Элизабет могла поспорить, что Роберт даже имена мальчиков успел позабыть. Ричард же напротив казался тихим и скромным, хорошо учился, увлекался легкой атлетикой и считался недурным пловцом, но раздражительность и крайняя вспыльчивость зачастую делали его общество совершенно невыносимым. Ричард мог взорваться от самого невинного замечания, а уж придирки и тычки Роберта распаляли его до самой крайней степени. Внешне близнецы были также совершенно непохожи: высокий зеленоглазый Роберт более всего напоминал отца, Артур также пошел в их породу, а вот Ричард являлся копией своей матери — худощавый, рыжий и длинноволосый, словно викинг. Что касается внуков, то тут Элизабет также была не слишком довольна средним сыном. За три года брака у Ричарда с Элисон родилась лишь одна дочь, тогда как Мак-Фарналы ратовали исключительно за сыновей. Потому, стоя рядом со своей семьей в украшенной лентами тисовой аkлее, Элизабет молилась древним богам, чтобы будущая жена её любимчика Артура оказалась если уж не милой и послушной, то, по крайней мере, здоровой и плодовитой.

— Приехали, — Оскар Мак-Фарнал тронул жену за рукав, — они опоздали всего на десять минут, ты зря беспокоилась, дорогая.

Элизабет выпрямила спину и в очередной раз за день заставила себя улыбнуться.


Продолжение в комментариях

@темы: слэш, миди, гет, ФБ, Городское фэнтази

URL
Комментарии
2014-10-30 в 10:29 

Kira1213
читать дальше

URL
2014-10-30 в 10:30 

Kira1213
читать дальше

URL
2014-10-30 в 10:31 

Kira1213
читать дальше

URL
2014-10-30 в 10:37 

Kira1213
читать дальше

URL
2014-10-30 в 12:59 

DeeLatener
Moral. Fag. And proud of it.
Слушай, это отличная история. Я не знаю, как ты это делаешь, но в том, как ты это делаешь, тебе нет равных. Все эти отношенческие перипетии не были нудны для меня и напомнили по стилю изложения британских классиков.
Летис - мой любимый персонаж, я угорал от неё на протяжении всей истории. Восхитительный комический персонаж. И эта её манера клиниться на новых словах - это так просто, что совершенно гениально.
Ирис у меня, хоть зарежь, представала в образе того парня транса из какого-то сезона моделей :facepalm: Я сразу заподозрил неладное из-за акцента на её глазах. Только я подумал сперва, что она - видоизмененный дракон. Когда упомянули главу клана - борца с нечистью, я понял, что не дракон, подумал, что вампир. Но когда оказалось, что ваще эльф, аж рот разинул от восторга.
Тема с проклятием мужским телом у меня вызвала легкое разочарование. Дело в том, что останься Ирис по истории трансом - это было бы круто, ново, фишка. Знатный Артур женат на эльфе-трансе. А так - она стала девушкой, все счастливы, понятно, но это как-то упростило расклад, персонажей, историю. Имхо, исключительно.
В целом же я забил на всё и не мог оторваться, пока не дочитал всё до последнего слова. Ты талантище, никогда не устану это говорить.

2014-10-30 в 13:31 

Kira1213
DeeLatener, Ааа блиин, ну ты даешь:D Спасибо, знаешь, мне так приятно... вот еще вчера я тут истирил на тему - все пиздец я опущ и бездарность. Вынес мозг просто Хорзу с Анькой. все кинуть хотелось к хуям реально. Потом послушал их, так подобрал сопли и - да похуй, есть что есть, будем работать дальше. А щас ты написал и я очень рад, мне повезло что есть люди вроде вас - те что могут поддержать когда это реально нужно)))
Про Ирис, вот веришь, я до последнего не знал делать ее девкой или нет. И так и этак прикидывал, но в последний момент все же решил сделать то, чего никогда вообще не делал, и уже не сделаю точно))) Мне просто казалось, что это же сказка как бы по-сути, нужно какое-то там избавление, что-такое финальное, радостное для всех героев. И вот я понял что иначе никакая семья бы ее не приняла, в тех условиях оно нереально как бы... Да и чувак так хотел быть "собой" что называется, если бы настоящий трансик вот так мог - хоба - и стать мальчиком там или девочкой, думаю для него/нее это был бы самый счастливый день)))
Короче исходя из этого, я заменил священный слэш богомерзким гетом:D А тебе прям, ЗДОРОВЕННОЕ спасибо, мне эти слова были очень нужны!!

URL
2014-10-30 в 14:16 

DeeLatener
Moral. Fag. And proud of it.
Kira1213, для меня там братцы были в роли смазки бальзама ) Так что ты всем додал, так или иначе.
Тебе нет смысла в себе сомневаться. Ты очень талантливый. Так что даже не думай. Приду - проверю :evil:

2014-10-30 в 14:23 

Kira1213
DeeLatener, Ну да, надо же было и автору где-то оторваться;D
Оййй, блин, у меня это в голове не укладывается видать, есть, сэр, приходи обязательно!! :D

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Рассказы

главная