12:09 

Kira1213
Написано в подарок для брата и самого охуенного и близкого мне человека

Название: Акулье проклятье
Автор: kira1312
Размер: мини
Персонажи: рыбак, парень
Категория: джен
Жанр: драма, мистика
Рейтинг: NC-17
Краткое содержание: Семью старого рыбака преследует древнее проклятье
Предупреждение: жестокость, изнасилование, квазизоофилия

Перевесившись через борт баркаса, Рикардо Нуньес напряженно смотрел в воду, неспешно вороша багром кровавые свиные потроха, болтающиеся на волнах, словно гигантские бурые черви. Маркос стоял рядом, внимательно наблюдая за тем, как пятидесятилетний рыбак по очереди вынимал склизкие, дурно пахнущие внутренности из бочонка и сбрасывал в океан неторопливо и деловито.
— Сейчас… погоди чуток, Маркитос, ты ее увидишь… Она придет, эта тварь очень умная, смышленая, рога дьявола мне в задницу.
Рикардо нетерпеливо сплюнул за борт и почесался, запустив мокрую, измазанную кровью руку себе в штаны.
— Вот так, малыш, вот так мы ее и поймаем.
— Дон Рикардо, а она, говорят, здоровенная?
Маркос не сводил с него глаз. О том, что Нуньес помешан на гигантской разумной акуле, якобы преследующей его семью, в их деревне знал каждый. Когда-то у Рикардо был брат Бальтасар. Поговаривали, что однажды хозяин американского промыслового судна велел тому швырнуть за борт мертвецки пьяного матроса — сына какого-то сумасшедшего индейца, — дабы тот протрезвел и пришел в себя. Несчастный, к сожалению, захлебнулся, а старик-отец, придя в ярость, проклял весь род Бальтасара древним акульим проклятьем. Люди болтали о том проклятии, но не особо в него верили. Однако случайно или нет, но ровно через год Бальтасара сожрала большая белая акула. Никто не видел, как это произошло. Парень просто пропал — ушел в море и не вернулся. А после те же янки выловили здоровенную рыбину, в брюхе которой нашли пряжку от его ремня, обручальное кольцо и даже недопитую бутылку рома. Про бутылку они, конечно же, наврали, кольцо могло оказаться чьим угодно, а вот пряжку в деревне всякий бы опознал, слишком уж приметной она была. В ту ночь Рикардо, говорят, совсем не спал, а все ходил по улицам и трясся как в лихорадке. Может, тогда его рассудок и помутился.

После того случая несчастья на семью Нуньеса стали сыпаться одно за другим, и как бы оно не казалось странным, но все беды его родни были так или иначе связаны со злобными морскими тварями. Ровно через год жена Бальтасара, Чолита, отравилась на крестинах сына лодочника скисшим супом из акульего мяса. Сначала бедняжку все время тошнило, затем ее одолел страшный понос. Чтобы избавить женщину от страданий, мать Рикардо, донья Фелиситас, поила ее бульоном из бычьих хвостов, но от этого снадобья больной сделалось только хуже. Живот Чолиты раздуло так, словно она была на сносях, а комната в доме, где все это время лежала несчастная, наполнилась смрадом от газов, которые переполняли и распирали ее утробу. В то роковое утро с моря дул сильный ветер, все население деревни, как это принято на день святого Педро — покровителя рыбаков, собралось в церкви. Донья Фелиситас разожгла на дворе печь, чтобы по возвращению готовить кукурузные лепешки. Говорят, что искра, залетевшая со двора в окно комнаты бедняжки Чолиты, и газы, испускаемые ею в большом количестве, и стали причиной того ужасного взрыва, что разнес и дом, и сарай со всеми рыболовными снастями. Мальчишки-ныряльщики болтали, что видели в то утро огромную акулу, кружившую недалеко от берега, словно та была предвестником беды.

Вскоре не стало и доньи Фелиситас, правда, проклятье тут было ни при чем – пожилая женщина просто ушла из деревни, а куда и зачем — не сообщила. Повитуха Химена, которая приютила семейство после потери дома, сказала лишь, что она взяла чистую юбку, немного хлеба из кукурузной муки, завернула все в пальмовый лист и велела сыновьям — Гонсало и Рикардо — не искать ее. Так все решили, что донья Фелиситас пошла умирать.

Гонсало — средний из братьев — тоже недолго пожил. Они с Рикардо тянули сеть с креветкой, а та возьми да порвись — старая была, гнилая, на хорошую сеть у братьев не было денег. Говорят, Рикардо побоялся прыгать в воду, а вот Гонсало нырнул, чтобы быстрее сеть отвязать, и спасти хотя бы часть улова. Как только парень оказался в воде, огромная белая акула появилась словно из ниоткуда и вцепилась ему прямо в грудь. Рикардо, как увидел это, принялся кричать и швырять в рыбину все, что попалось под руку, чтобы отогнать, но не тут-то было. Громадная тварь принялась трепать Гонсало и не выпускала из пасти до тех пор, пока от бедняги не осталась лишь половина туловища.
Поскольку отца семейства много лет назад загрызли волки, вышло так, что Рикардо Нуньес остался на свете совсем один.

Всю эту историю семнадцатилетнему Маркосу рассказала мать. Она была женщиной еще совсем не старой и после смерти отца парнишки не прочь была снова выйти замуж, но вот проклятье, якобы висевшее над семьей Рикардо, сильно ее беспокоило. Нуньес был странным человеком, но при этом не гнушался никакой работой и, судя по сплетням, что распускала бесстыжая Мариелена Перес, умел всячески ублажить женщину. Единственное, что мешало свадьбе Нуньеса и доньи Роситы, — большая белая акула, приносящая несчастья.
— Пойдешь в море с сеньором Рикардо, — велела Маркосу мать. — Если дело в проклятии, акула тебя не тронет, а ты сможешь проткнуть ее гарпуном — тем, что освятил отец Альваро. Только смотри, чтобы сеньор Рикардо случайно не упал в воду! А умрет проклятый демон — и нам никакой беды от акул не будет.
Если дело обойдется удачно, донья Росита обещала к осени женить сына на красавице Хасинте Хуарес и помочь молодым купить собственный дом.

— Громадная она, такая, что ты и сроду не видывал… Брата моего напополам раскусила... — наконец-то глухо отозвался Нуньес, не прерывая своего занятия. — Помню, тяну я беднягу за правую руку, а сам уж вижу, как задница его и бок оторвались от тела и в пасть к ней пошли. Так-то вот она его и сожрала, вместе с дерьмом. А в это время кровь изо рта у Гонсало хлестала фонтаном. Но все же целиком чертова тварь его не слопала, было, что в гроб положить и похоронить по-людски.
Бочонок со свиными внутренностями наполовину опустел, но море, как это ни странно, было спокойно, и огромной белой акулы, по слухам, так часто крутившейся возле их берега, нигде не было видно.
— А что, если она не приплывет? — Маркос встревоженно оглянулся на гарпун, окропленный святой водой в день рождества Девы Марии, и снова перевел взгляд на рыбака.
— Явится, куда ей деваться… — Рикардо отставил бочонок, аккуратно прикрыв его ветошью, — эта тварь ходит за мною всю мою жизнь, я-то последний в роду, и у нас с ней что-то вроде личного разговора, смекаешь? В тот день, когда первая акула сожрала старшего брата, мне было столько же, сколько, наверное, тебе сейчас, и вот теперь я человек в солидных годах, но ни одна меня до сих пор не съела, а знаешь, почему?
Нуньяс смерил парня тяжелым, сердитым взглядом, так, словно и правда ждал от него толкового ответа.
— Нет, не знаю. — Маркос пожал плечами и отвернулся.
— Да вот и я не знаю, олух ты эдакий! — Нуньес хрипло расхохотался и, подойдя, грубо хлопнул Маркоса по плечу, на что тот лишь кисло улыбнулся из вежливости.
— У тебя с бабой-то было хоть раз, а сынок?
На этот раз Маркос ничего не ответил.
— Ну, раз молчишь, значит, не было… — Рикардо прищурился и, деловито приспустив штаны, продемонстрировал парню свой детородный орган. — Гляди-ка, какой он у меня — большой, и яйца, пожалуй, с твой кулак будут. Когда я поймаю эту тварь — непременно трахну. Да-да, трахну, я возьму и натяну ее, вот так — вот так!
Он быстро задергал бедрами взад и вперед, ожесточенно пыхтя. На какое-то мгновение Маркосу показалось, что семя Нуньеса вот-вот брызнет наружу, поэтому он снова отвернулся, уставившись на волны. Там в море он и увидел огромный треугольный плавник, стремительно приближающийся к ним.
— Она приплыла, дон Рикардо! — Маркос закричал, указывая на акулу пальцем. — Она уже здесь!
— А что я говорил тебе, мелкий ты гаденыш?! — засуетился Нуньес, хватая гарпун. — А ну, помоги-ка мне укрепить борта.
— Как укрепить? — не понял Маркос, однако подскочил к рыбаку так быстро, как только сумел. Страха он не испытывал, но, глядя на странную усмешку Рикардо, чувствовал что-то вроде неясной тревоги.
— Ничего, Маркитос, — буркнул Нуньес, в последний раз хлопая его по плечу, — молодым умирать-то небось не страшно.
Маркос не успел опомниться, как полетел в воду от резкого толчка в грудь. В сознании мальчишки все перемешалось — лодка и Нуньес на ней, безумно хохоча, грозящий кому-то гарпуном, мать, примеряющая подвенечное платье, соленые брызги, толща воды и свиные потроха на поверхности, в которых он барахтался, как беспомощный котенок.
— Сеньор Рикардо, умоляю, спасите меня!
Огромная акула безразлично кружила вокруг баркаса, ее треугольный плавник разрезал волны, поблескивая на солнце, как острие ножа. Но с каждым разом круги ее становились все уже, и было понятно, что танец этот непременно закончится неотвратимой смертельной атакой. Маркос кричал и греб к лодке что было сил, однако Нуньес всякий раз отпихивал его от борта тупой стороной гарпуна.
- Извини, парень, ничего личного… Я бы вытащил тебя, да проклятие просто так не снять: его нужно переложить на кого-то другого, помоложе… Потом я женюсь, заведу детей, буду жить как человек. Твоя мать — глупая женщина, стал бы я связывать себя со старухой. Вы оба дураки, Маркитос…
— Будь ты проклят еще и мной, Рикардо Нуньес!
Парень отчаянно вцепился в толстый конец гарпуна, стараясь утянуть Нуньеса за собой в воду. В это самое мгновение акула развернулась и, изменив направление внезапным движением хвоста, стремительно бросилась к Маркосу. Рыбина была каких-то чудовищных размеров, огромная коническая голова с раскрытой настежь жуткой пастью переливалась в воде, отражая солнечные блики. Перед неминуемым столкновением Маркос отлично успел разглядеть и частокол зубов, острых как бритвы, и маленькие черные глаза – две блестящие пуговицы, безразличные ко всему. Акула сильнейшим ударом рыла отбросила его от баркаса, точно щепку.

Всё, что происходило дальше, виделось Маркосу сквозь завесу кровавого тумана. Удар оказался сильным. Вода бешено бурлила, затягивая его вместе со свиными внутренностями в жуткий смертельный водоворот. Боли не было, сердце сбоило, а соленая вода раздирала глаза и горло, его то утягивало на дно, то снова выталкивало на поверхность.
Вдруг все изменилось. Он снова мог дышать, но вот спину словно пронзила огромная железная игла, от которой боль разливалась волнами по всему телу. Кто-то тащил его из воды за ноги. Кто-то с трудом перекинул его в лодку и рывком перевернул на спину. Маркос не понимал, почему стал вдруг таким тяжелым и почему солнце жжет так немилосердно, почему выдернутый из толщи вод — задыхался. Нуньес нагнулся над ним, усталый, но очень довольный, глаза рыбака лихорадочно блестели.
«Я — акула, — мелькнула в голове у Маркоса чудовищная догадка, — она сожрала меня и забрала мою душу». Парень забился из последних сил, но Нуньес ударил сапогом ему в нос и злобно выругался.
— А, тварь-то, оказывается, еще живая… Ничего, так, должно быть, даже интереснее будет…
Он, суетясь, стянул штаны. Когда Маркос увидел над собой толстый, чуть кривившийся на сторону член с тяжелой, отвисшей мошонкой, то с ужасом и отвращением понял, что именно должно произойти. Сначала Риккардо сунул в него палец и принялся осторожно исследовать им содержимое акульей прямой кишки. Очевидно убедившись, что там внутри нет ничего, что бы могло его поранить, Нуньяс густо обмазал член свиным салом и сильным рывком ввел его в отверстие клоаки. Жгучая боль пронзила Маркоса, а когда толчки участились, и свет в его глазах стал стремительно угасать, парень понял, что умирает.
— Будь ты проклят, Нуньес… будь же ты вечно проклят!

— Иисус и Мария! Он пришел в себя… Донья Росита, да где же вы?! Скорее сюда!
Голос Марисоль Фернандес показался ему странным и неестественно громким.
Маркос открыл глаза. Оказалось, что он лежит на постели в комнате матери, а прямо над ним нависло встревоженное лицо их пожилой соседки.
— Донья Марисоль, так я жив? А где Нуньес?
На его расспросы женщина лишь всплеснула руками и начала рыдать, счастливо обнимая и целуя его. Очень скоро к ней присоединилась и прибежавшая со двора донья Росита.
Как только женщины пришли в себя, они наперебой стали рассказывать Маркосу о том, что большая белая акула, отшвырнув его, опрокинула баркас, а уже после перекусила пополам Рикардо. Правда, он перед смертью сумел-таки вонзить в рыбину гарпун. Никто не знает, что произошло, возможно, от освященного гарпуна акула взбесилась, да только, прежде чем издохнуть на отмели, она почему-то вытолкала Маркоса на сушу целым и невредимым.
О том, что Нуньес его чуть не убил, Маркос умолчал. Не рассказал он и о жертве, которой должен был стать, и которую акула отвергла по каким-то ведомым лишь ей одной причинам.

Вечером, когда Маркос уже сидел с матерью за столом, в их дом потянулись люди. Первой пришли старая рыбачка донья Бьенвенида и ее дочь Пакита с новорожденным младенцем на руках.
— Благослови моего внука, дон Маркос, — с поклоном сказала старуха, развернув перед ним ребенка. — Я хочу, чтобы малыш, когда подрастет, стал рыбаком, как и его отец. Ты умеешь заклинать акул, передай этот дар и маленькому Теобальдо.
Донья Росита посмотрела на сына со смущением, однако, Маркос встал из-за стола, и положив руку на крохотную головку мальчика, произнес:
— Благословляю тебя, Теобальдо, отныне ни одна акула да не коснется тебя, и пусть улов твой будет большим. Во имя Отца и Сына и Святого духа.
Женщины спешно осенили себя крестным знаменем, а старуха-рыбачка украдкой сунула в карман передника доньи Роситы несколько измятых купюр.

@темы: команда Америки, джен, ФБ

URL
Комментарии
2014-11-20 в 00:56 

Рыжая Псина
слушай, я все-таки спрошу (надеюсь, ты не обидишься)
Мне очень понравился текст, я за него голосовала, но меня не отпускает ощущение, что что-то такое я уже где-то читала. Правда, миллиард лет назад и поэтому не могу вспомнить, что именно.
у тебя были какие-то первоисточники или все полностью из головы?

2014-11-20 в 08:31 

kira1312
Не, ну я, в принципе, неплохой человек. Если со мной не общаться.
Рыжая Псина, меня не отпускает ощущение, что что-то такое я уже где-то читала.
Даже не знаю, может дело в том, что тут есть некая стилизация?( Я сам назвал это "чакра Маркеса", но у него не было такого сюжета вроде))) А так вот все мое... может какой Юнг и вмешался, но мне не встречалось вот честно(

2014-11-20 в 11:20 

Рыжая Псина
ну, может быть, действительно музыкой навеяло) из ноосферы)))

2014-11-20 в 11:23 

kira1312
Не, ну я, в принципе, неплохой человек. Если со мной не общаться.
Рыжая Псина, А какое место навеяло-то?))) Ну интересно же...

2014-11-20 в 11:43 

Рыжая Псина
Как таковая идея человека, ставшего акульим богом, есть у Олди в "Нам здесь жить". Хотя это все-таки не то.
Но я честно не смогла вспомнить, еще летом ломала голову много дней подряд и так и не сломала) вспомнила.
В детстве а это, я извиняюсь, значит лет 25-30 назад, какие уж там подробности))) в каком-то журнале (или тонкой бумажной книжке) я читала легенду, в которой акула по каким-то причинам не съедает мальчика и возвращает его на берег, старый жрец объявляет, что мальчик стал следующим воплощением акульего бога и местные жители потом приносят ему детей для благословения и просят удачи в море.
Если честно, я когда твой рассказ прочитала, то могла бы просто поклясться, что это тот же самый текст или как минимум пересказ его) но так же не может быть)))

2014-11-20 в 11:51 

kira1312
Не, ну я, в принципе, неплохой человек. Если со мной не общаться.
Рыжая Псина, Ух ты... Нет я не читал это, но идея-то не новая, и думаю подсознательно там и тут встречалась, но... вот не могу вспомнить ничего конкретного такого)) Я когда читал теорию Юнга залипал от совпадений-то. Скажем у оседлых чукчей есть свой вариант мифа о Нарцыссе. Там мать что бы спасти сына делает ему на лицо женский узор и одевает в свою одежду. Его не трогают люди напавшие на стойбище, угоняют в рабство вместе с другими женщинами, но он видит в луже свое отражение и влюбляется. Тоже короче помер, и вот греки не могли повлиять на чукчей и наоборот - расстояние и язык и вообще, короче такие вещи случаются)))

2014-11-20 в 11:59 

Рыжая Псина
Это да) У команды городской фэнтези был милый баннер на тему "Писал оридж, оказалось, у Лукьяненко это уже есть"
Но ужас ситуации в том, что Лукьяненко тут, собственно, легко вычеркивается))

2014-11-20 в 12:15 

kira1312
Не, ну я, в принципе, неплохой человек. Если со мной не общаться.
Рыжая Псина, Блин, не помню его, но сказано хорошо:D

2014-11-20 в 14:01 

kira1312
Не, ну я, в принципе, неплохой человек. Если со мной не общаться.
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Рассказы

главная